Глава 31 - «Рамаяны»

Глава 31

Хануман прославляет Раму


Всё кропотливо обдумав, разумный Хануман стал лить в уши Ваидехи сладостный нектар прославлений Рамы:




^ Набросок 9 Хануман и Рама


– Жил на свете правитель по имени Дашаратха, владевший колесницами, жеребцами и слонами. Преданный богу и Глава 31 - «Рамаяны» именитый, он был славой рода Икшваку. Чуждый злу, возвышенный и сердобольный, он был настоящим героем в собственной династии, преумножившим ее славу и благоденствие. Отмеченный всеми знаками власти, величавый, это лев посреди царей Глава 31 - «Рамаяны», узнаваемый во всех частях света, более всего обожал проливать милость на собственных подданных, делая их счастливыми. Его возлюбленного старшего отпрыска с зияющим как полная луна ликом, звали Рама. Самый качественный из Глава 31 - «Рамаяны» лучников, он отличался необыкновенно сильным разумом. Верный своим обетам, заступник людей, покровитель всего живого, опора справедливости, он всегда побеждал собственных противников. По велению собственного престарелого отца, слово которого было для него Глава 31 - «Рамаяны» законом, этот герой, сопровождаемый супругом и младшим братом, изгнанником удалился в лес. В безграничном одичавшем лесу он убил огромное количество доблестных бесов изменчивого лика. Когда Равана вызнал, что Рама разорил Джанастхан и убил Кхару Глава 31 - «Рамаяны» и Душану, он пришел в ярость и похитил Джанаки, при помощи Маричи в виде золотого оленя, заманив ее государя далековато в самую чащу леса. Всюду разыскивая божественную и идеальную Глава 31 - «Рамаяны» Ситу, Рама сдружился в лесу с мортышкой Сугривой. Разрушающий неприятельские городка доблестный отпрыск Дашаратхи, сразил Бали, царя обезьян, и даровал трон благородному Сугриве. Послушливые воле собственного сударя, тыщи обезьян изменчивого лика направились на Глава 31 - «Рамаяны» поиски богини во все стороны света. Я, какой-то из них, по совету Сампати преодолел четыреста миль над океаном ради этой большеглазой кросотки. Благодаря Раме, который обрисовал мне ее изящество, миловидность Глава 31 - «Рамаяны» и другие изумительные черты, я в конце концов смог отыскать ее. Пропев последнюю фразу, тур посреди обезьян замолчал. Джанаки с величайшим изумлением слушала речь Ханумана и, откинув красивые перепутанные волосы, скрывавшие ее Глава 31 - «Рамаяны» лицо, она посмотрела на дерево шингшапа. С немым вопросом в очах Сита озиралась по сторонам, чувствуя, как величайшая удовлетворенность переполняет всю ее душу при мемуарах о Раме. В конце концов она подняла голову Глава 31 - «Рамаяны» и увидела отпрыска Ваты, подобного восходящему солнцу, необычно мудрейшего советника царя обезьян.


Глава 32

Сита лицезреет Ханумана


Посреди густых веток шингшапа, присев на корточки, скрывалась мортышка. Сладостные прославления Рамы исходили из уст этого необычного Глава 31 - «Рамаяны» сотворения в белоснежных одеждах, напоминавшего вспышку молнии, броского, как соцветие ашоки либо золото, очищенное в тигле. Сита увидела мортышку и очень разволновалась.

Смирение наилучшего посреди обезьян удивило Маитхили и она поразмыслила: «Ах! Какая страшная Глава 31 - «Рамаяны» мортышка, противная и мерзкая с виду!» Идея эта преувеличила ее ужас, и она опять впала в отчаянье и скорбь. «О Рама, о Рама, о Лакшмана!» – орала в страхе красивая Сита, и Глава 31 - «Рамаяны» глас ее звучал всё слабее и слабее, пока в конце концов она не осмелилась ещё раз посмотреть на изумительную мортышку, которая уважительно склонилась перед ней. Маитхили пошевелила мозгами: «Должно быть Глава 31 - «Рамаяны», это сон!» Вглядываясь в покрытое шрамами лицо Ханумана, прославленного отпрыска ветра, величайшего из мудрецов, Сита растеряла сознание, казалось жизнь покинула ее. Медлительно придя в себя, она поразмыслила: «Писания воспрещают глядеть на мортышку, это неблагоприятный сон Глава 31 - «Рамаяны»! Всё ли благополучно с Рамой, сопровождаемым Лакшманой и моим папой Джанакой? Может это был не сон, так как со денька настигшего меня горя и несчастья я ещё не смыкала Глава 31 - «Рамаяны» глаз. Вдалеке от Рамы, чей лик великолепен, как полная луна, удовлетворенность неизвестна мне. Повсевременно думая и взывая к Раме, я воображаю, слышу и вижу только то, что связано с ним. Терзаемая любовью Глава 31 - «Рамаяны», я всем сердечком стремлюсь к нему, поглощенная мемуарами о нем, я вижу и слышу его 1-го. Это мираж? Это беспокоит меня и смущает. Мне кажется, это менее чем моя фантазия, но все же я вижу Глава 31 - «Рамаяны» его. Плод воображения не имеет формы, но этого нельзя сказать о том, кто обратился ко мне. Да прославится Вачаспати с молнией в руках, сопровождаемый богами! Да прославится Сваямбху и боги, принимающие жертвенные Глава 31 - «Рамаяны» дары! Пусть они благословят создание, обратившееся ко мне, и оно станет реальным!»


Глава 33

Хануман дискутирует с царевной Ситой


Спрыгнув с дерева, Хануман с лицом цвета коралла смиренно приблизился к Сите. Сложив Глава 31 - «Рамаяны» ладошки, могущественный отпрыск ветра, мягко обратился к ней:

– Кто ты, о дева, с большенными, как лепестки лотоса очами, в запятнанных шелковых одеждах? Почему ты стоишь, делая упор на ветвь дерева? О идеальная, почему Глава 31 - «Рамаяны» слезы мучения катятся из твоих глаз, напоминающих лотосы, как будто струя воды из разбитого кувшина? О красивая, кто ты посреди небожителей, бесов, нагов, гандхарвов, ракшей, якшей и киннеров? Либо ты дочь Рудр Глава 31 - «Рамаяны», богов ветра, либо Васу, о дева неповторимой красы? Мне кажется, ты божественного происхождения. Ты Рохини, самая колоритная из звезд, которая, разлучившись с луной, свалилась из обители бессмертных? Либо ты красивая темноокая Глава 31 - «Рамаяны» Арундхати, в гневе ли гордыне удравшая от собственного властелина Шри Васиштхи, чей уход из этого мира ты оплакиваешь, о дева с узким станом, – отпрыска, отца, брата либо супруга? Обливаясь слезами, глубоко вздыхая Глава 31 - «Рамаяны», ты лежишь на земле, опять и опять ты взывая к имени царя, и мне кажется, что ты не богиня. Судя по знакам, которыми отмечено твое тело, я думаю, ты дочь либо жена монарха. Не Глава 31 - «Рамаяны» ты ли Сита, свирепо похищенная Раваной из Джанастхана? Счастья для тебя! Твое жалкое положение, непревзойденная краса и одежки аскета наводят меня на идея, что ты – жена Рамы. Слова Ханумана Глава 31 - «Рамаяны», который стоял под деревом, и звук имени Рамы отрадно взволновали Ваидехи, и она отвечала ему:

– Я сноха Дашаратхи, познавшего правду, величайшего властелина мира, повергающего во останки неприятельские армии. Я дочь царя Джанаки, благородного правителя Глава 31 - «Рамаяны» Видехи. Мое имя Сита. Я жена необыкновенно разумного и мудрейшего Рамы. Двенадцать лет я прожила во дворце Рагхавы, вкушая все земные радости, исполняя все свои желания. На тринадцатый год правитель Глава 31 - «Рамаяны» с согласия собственных министров решил возвести Раму, удовлетворенность династии Икшваку, на трон. Пока они готовились объявить Раму легитимным наследником престола, королева Кайкейи обратилась к собственному властелину: «Я откажусь от пищи и питья, которые приносят Глава 31 - «Рамаяны» мне каждый денек и расстанусь с жизнью, если Рама взойдет на трон. Исполни два благословения, которые ты некогда даровал мне и выгони Рагхаву в лес!» Правитель, верный собственному слову, вспомнил о 2-ух Глава 31 - «Рамаяны» обещаниях, которые он отдал королеве. Ее беспощадные слова повергли его в величайшее горе. Престарелый монарх, твёрдый в собственных обетах, со слезами на очах стал молить старшего отпрыска отречься от трона. Именитый принц Глава 31 - «Рамаяны», для которого слова отца были дороже трона, в душе согласился с ним и пообещал повиноваться. Рама, всегда бескорыстно раздающий дары, правдивый и не изрекающий ереси даже во имя спасения своей жизни, наделен Глава 31 - «Рамаяны» несгибаемым мужеством, сняв с себя шикарные одежки, славный Рама всем сердечком отрекся от королевства, а меня передал заботам собственной мамы. Но я облачилась в одежки аскета и здесь же собралась аккомпанировать его Глава 31 - «Рамаяны» в лес, так как в разлуке с ним я не способен жить даже в раю. Тогда везучий Саумитри, удовлетворенность собственных друзей надел древесную кору и взял травку куша, готовый следовать за своим Глава 31 - «Рамаяны» старшим братом. Почитая волю нашего сударя, верные своим обетам, мы вошли в черный неизвестный лес. Пока лучистый Рама жил в лесу Дандака, бес Равана, превратной души, похитил меня, его супругу. Он провозгласил Глава 31 - «Рамаяны» мне срок, и сейчас мне осталось жить только два месяца.


Глава 34

Сомнения Ситы


Пытаясь успокоить Ситу, разбитую горем, Хануман, наилучший из обезьян, произнес:

– О божественная Ваидехи, я посланник Рамы, прибывший сюда Глава 31 - «Рамаяны» по его указу; Рама в безопасности и спрашивает о твоем благополучии. Отпрыск Дашаратхи, постигший Веду, обладающий брахмастрой, наделенный бескрайними заниями, приветствует тебя, о королева! Прекрасный Лакшмана, могущественный и рачительный спутник твоего властелина, снедаемый беспокойством, склоняется Глава 31 - «Рамаяны» перед тобой, желая для тебя блага.

Сита трепетала от радости, услышав добрые вести о 2-ух блистательных принцах и произнесла Хануману:

– Поистине, опытные молвят, что счастье приходит к человеку даже по Глава 31 - «Рамаяны» истечении 100 лет.

Сита с Хануманом продолжали отрадно беседовать в полном доверии друг к другу. Услышав изреченную Ситой мудрость, Хануман, отпрыск Маруты, подсел ближе к ней, окутанной горем, и только он сделал это, сердечко Глава 31 - «Рамаяны» ее окутала тревога и она поразмыслила: «Увы! Для чего я стала беседовать с ним? Это Равана в другом обличье!» Маитхили выпустила из рук ветвь ашоки и измученная страданиями, опустилась на землю Глава 31 - «Рамаяны». Длиннорукий Хануман поклонился дочери Джанаки, преисполненной кошмара, которая не смела поднять на него глаз. Лицезрев его кроткий поклон, луноликая Сита глубоко вздохнула и мягко произнесла:

– Если ты Равана, предательски изменивший собственный лик, чтоб причинить Глава 31 - «Рамаяны» мне ещё огромную боль, то это подло. Это ты, о ночной разбойник, монахом представший предо мной в Джанастхане и сокрывший собственный настоящий страшный лик. Не следует для тебя глумиться нужно Глава 31 - «Рамаяны» мной, разбитой горем и измученной постом, о Равана. И всё же похоже ты – не он, которого я так боюсь, так как сердечко мое радуется, смотря на тебя. Если ты по сути посланник Рамы, то Глава 31 - «Рамаяны» всех благ для тебя! Приветствую тебя, о наилучший посреди обезьян, как сладостно мне было услышать о Раме! Прославь добродетели Рамы, о хорошая мортышка, и порадуй мне душу, как река Глава 31 - «Рамаяны», размывающая свои берега. Какой расчудесный сон принес мне, похищенной и истомленной долгим заточением, этот обитатель лесов! Если б мне ещё раз узреть доблестного Рагхаву с Лакшманой, но даже сон лишает меня этой радости. Сон Глава 31 - «Рамаяны» ли это? Узреть мортышку во сне – не сулит блага, но я так счастлива на данный момент! Может быть у меня помутился рассудок, либо это мираж из-за долгого изнурительного поста? Но нет Глава 31 - «Рамаяны», это нереально, так как я стопроцентно владею собой и вижу эту мортышку ясно, как денек. Эти мысли, преследуемые Ситу делили и окружавшие ее демоницы изменчивого лика, принявшие Ханумана за собственного властелина Глава 31 - «Рамаяны». Придя к такому заключению, стройная дочь Джанаки закончила гласить с мортышками, но Хануман, разгадав ее мысли, утешил ее сладостными словами, возрождая удовлетворенность в ее сердечко:

– Лучистый, как солнце и луна, возлюбленный Глава 31 - «Рамаяны» всеми, этот властелин мира щедр, как Кувера. Доблестью он подобен славному Вишну, приятными и правдивыми речами – Вачаспати, красотой, славой и удачливостью – богу любви. Справедливо воздающий за злодеяния, он наилучший в мире вояка на Глава 31 - «Рамаяны» колеснице. Героя, у которого отыскал прибежище весь мир, благородного Рагхаву, Марича в виде оленя приманил в лес подальше от хижины, что позволило Раване похитить тебя. Скоро этот могущественный герой, яростно выпуская Глава 31 - «Рамаяны» свои острые, как нажимало змеи, стрелы, убьет Равану в сражении. Он послал меня к для тебя с этими известиями. Страдая в разлуке с тобой, он спрашивает, всё ли у тебя благополучно. И зияющий Лакшмана, удовлетворенность Глава 31 - «Рамаяны» Сумитры, также приветствует тебя. Властелин бессчетных обезьян по имени Сугрива, друг Рамы, выражает почтенье для тебя; Рама, Лакшмана и Сугрива повсевременно задумываются о для тебя; оказавшись в руках бесов, к Глава 31 - «Рамаяны» счастью, ты ещё живая, о Ваидехи. В какой-то момент ты узреешь Раму и Лакшмана на колеснице совместно с беспредельно доблестным Сугривой. Я – министр Сугривы, мортышка Хануман. Я просочился в город Ланку, преодолев океан Глава 31 - «Рамаяны», тем поправ голову грешного Раваны. Проявив мужество, я пришел сюда узреть тебя, я не тот за кого ты меня принимаешь. Откинь сомненья и поверь моему слову.


Глава 35

Хануман открывает себя Сите


С наслаждением Глава 31 - «Рамаяны» слушая слова Ханумана о Раме, Ваидехи мягко спросила:

– Где ты повстречался с Рамой и как познакомился с Лакшманой? Как люди и мортышки заключили альянс меж собою? О мортышка, ещё раз опиши Глава 31 - «Рамаяны» примечательные свойства Рамы и Лакшмана и развей мою печаль. Поведай мне о добродетели Рамы, о том как он смотрится, какие у него руки и ноги, также о Лакшмане. В ответ на просьбу Ваидехи Глава 31 - «Рамаяны», Хануман, рожденный Марутой, стал тщательно обрисовывать Раму:

– К счастью, ты выяснила во мне посланца Рамы, о Ваидехи с большенными, как лепестки лотоса очами, и сейчас просишь обрисовать вид и качество Глава 31 - «Рамаяны» собственного властелина и его младшего брата Лакшмана. О большеглазая дева, слушай же, я поведаю для тебя о царственных чертах, которые я увидел в Раме и Лакшмане. О дочь Джанаки, глаза Рамы напоминают Глава 31 - «Рамаяны» лепестки лотоса, а лик светится, как луна. Он наделен необыкновенной красотой и добродетелью. Сияньем он подобен солнцу, терпением – земле, мудростью – Брихаспати, а славой – Васаве. Он заступник всего живого, цитадель собственного рода, страж Глава 31 - «Рамаяны» закона и традиций, сокрушитель собственных противников. О красивая, Рама – хранитель людей и 4 каст, он установил настоящий соц порядок; ему поклоняются все, как солнцу; он верен обетам благочестия, знает подходящий час почитания святых и Глава 31 - «Рамаяны» путь праведности. С рождения пользующийся королевскими преимуществами, слуга брахманов, образованный, великодушный, кроткий, он повергает во останки собственных противников. Сведущий в Яджур-веде, почитаемый вкусившими вкус знатоками Вед, это качественный стрелок, познавший Веды Глава 31 - «Рамаяны» и Веданги. Широкоплечий, длиннорукий, мускулистый, с красными в уголках очами и шейкой, по форме напоминающей раковину, он очень прекрасен. Такой Рама, прославленный посреди людей. Его глубочайший глас припоминает удары литавр, кожа Глава 31 - «Рамаяны» гладкая, ноги, пальцы и запястья прочные, а руки и брови длинноватые; у него прекрасной формы глубочайшие пупок, животик и грудь. Уголки его глаз, ногти, ладошки и стопы красные, а глас и походка Глава 31 - «Рамаяны» выдают в нем бескрайнее мужество; на шейке и на животике у него по три складки кожи; полосы на подошвах и груди глубочайшие; у него мускулистые шейка, спина и ноги; волосы собраны и 3-мя Глава 31 - «Рамаяны» кольцами уложены на голове; огромные пальцы рук у основания отмечены 4-мя линиями, которые свидетельствуют о глубочайшем знании Вед; четыре полосы на лбу молвят о долголетии; он 4 локтей ростом. У него Глава 31 - «Рамаяны» округленные руки, ноги и щеки, пропорциональные запястья, колени, ноги, руки и ноги; четыре фронтальных зуба отмечены подходящими знаками. Время от времени собственной походкой он припоминает льва, тигра, слона либо буйвола; у него чарующие уста, прекрасный Глава 31 - «Рамаяны» нос и холодная теплая кожа; блестящие волосы, глаза, зубы, кожа и стопы; роскошные руки ноги и ноги, мелкие пальцы; его лицо, глаза, уста, язык, грудь, ногти и стопы напоминают Глава 31 - «Рамаяны» лотосы; у него большой лоб, шейка, руки, пупок, стопы, спина и уши. Изящество, слава и сиянье декорируют его; у него идеальная родословная по папе и по мамы; подмышки, животик, грудь, нос, плечи Глава 31 - «Рамаяны» и лоб высочайшие; пальцы, волосы, ногти, кожа, зрение и разум ясные и острые. Рагхава черпает удовлетворенность во всем, что справедливо и поистине, он полон сил и всегда знает как поступить в всех обстоятельствах Глава 31 - «Рамаяны»; он доброжелателен ко всем. Беспредельно прославленный Лакшмана, младший брат Рагхавы и отпрыск Сумитры, 2-ой посреди королев, также как и брат прекрасен, предан и добродетелен. У него золотистый цвет кожи, тогда как у Рамы Глава 31 - «Рамаяны» темноватый, как будто грозовое скопление. Эти два тигра посреди людей всем сердечком жаждут узреть тебя опять. В поисках тебя они обошли всю землю и в лесу повстречались с нами. У подножья Глава 31 - «Рамаяны» горы Ришьямука, поросшей деревьями, они узрели царя обезьян, изгнанного старшим братом. Мы были слугами красивого Сугривы, властелина обезьян, который, лицезрев 2-ух героев, одетых в древесную кору, с прекрасными луками в руках Глава 31 - «Рамаяны», в страхе удрал на верхушку горы. Потом он послал меня поскорее повстречаться с ними, и я, преданный его воле, со сложенными ладонями приблизился к двум принцам, львам посреди людей. Два героя были довольны Глава 31 - «Рамаяны» нашим знакомством, и я, посадив их для себя на плечи, перенес их на верхушку горы к благородному Сугриве. Я сказал всё Сугриве, они стали беседовать. Величавая дружба стала связывать именитых повелителей Глава 31 - «Рамаяны» людей и царя обезьян. Они утешили друг дружку, поделившись своими неудачами. Старший брат Лакшмана успокоил Сугриву, из-за любви к даме изгнанного могущественным Бали. Позже Лакшмана поведал Сугриве о страданиях и потерях Глава 31 - «Рамаяны», обрушившихся на Раму, и правитель обезьян, слушая его рассказ, помрачнел, как солнце в час затмения. Собрав все декорации, которые ты выкинула на землю, когда бес нес тебя по небу, мортышки с радостью Глава 31 - «Рамаяны» принесли их Раме, но где находить тебя, им было неизвестно. Я собрал все твои декорации, которые со гулом свалились на землю, и передал их Раме, который вне себя от горя, придавил их к Глава 31 - «Рамаяны» груди. Горе огнем жгло божественно красивого отпрыска Дашаратхи, Непрестанно вздыхая, он оплакивал свою утрату. Длительное время благородный герой лежал, раздавленный несчастьем, и я, пытаясь утешить его, уговаривал подняться. Рама и Саумитри ещё раз Глава 31 - «Рамаяны» взглянув на драгоценные декорации, возвратили их Сугриве. В разлуке с тобой, о великодушная дева, Рагхава мучается от горя подобно повсевременно извергающему пламя вулкану. Бессонница, печаль и забота истязают благородного Раму, подобно Глава 31 - «Рамаяны» жертвенным кострам, испепеляющим храм. Боль разлуки с тобой терзает его, как сильное землетрясение раскалывает гору. О дочь царя, он бродит средь чарующих лесов, по берегам рек, у водопадов, но ничего не веселит Глава 31 - «Рамаяны» его. О дочь Джанаки, в какой-то момент Рамачандра обязательно убьет Равану со всеми его друзьями и родственниками, скоро этот величайший герой высвободит тебя. При таких обстоятельствах Рама и Сугрива заключили дружеский альянс, чтоб Глава 31 - «Рамаяны» одержать победу над Бали и разыскать тебя. Возвратившись в Кишкиндху вкупе с 2-мя геройскими принцами, властелин обезьян убил Бали в сражении, и Рама назначил Сугриву царем всех обезьян и медведей. Я Глава 31 - «Рамаяны» поведал для тебя о союзе Рамы и Сугривы, о богиня, а я, Хануман, – их представитель. Отвоевав своё королевство, Сугрива собрал всех величавых могущественных обезьян и разослал их по всей земле в Глава 31 - «Рамаяны» поисках тебя. Послушливые воле собственного царя Сугривы, могущественные мортышки обошли всю землю. В ужасе перед Сугривой они изучили все горы, реки и леса; и я – какой-то из них. Именитый отпрыск Бали по Глава 31 - «Рамаяны» имени Ангада возглавил третью группу поиска. Много дней и ночей провели мы в глубочайшей печали, утратив дорогу на величайшей горе Виндхе. Срок, отпущенный нам Сугривой издавна прошел, мы были в Глава 31 - «Рамаяны» отчаянии, не способен исполнить порученного дела. Страшась властелина обезьян, мы решили расстаться с жизнью. Мы обошли все горы и неприступные горы, реки и водопады, но нигде не обнаружив твоего следа, мы стали готовиться к погибели Глава 31 - «Рамаяны». На верхушке горы мы приготовились начать собственный последний пост. Преисполненный горя Ангада, непрестанно сокрушался, размышляя о твоем похищении, о Ваидехи, о смерти Бали, о нашем намерении умереть голодной гибелью Глава 31 - «Рамаяны» и о подвиге Джатаю. Пока мы постились в ожидании погибели, утратив всякую надежду исполнить волю твоего государя, фортуна улыбнулась нам, и пред нами появился брат Джатаю, могучий коршун по имени Сампати. Услышав о погибели брата Глава 31 - «Рамаяны», он яростно заорал: «Кто убил моего младшего брата, где этот негодяй? Я жажду услышать это, о славные мортышки!» Ангада тщательно сказал ему, как страшный бес убил из-за тебя Джатаю Глава 31 - «Рамаяны» в Джанастхане. Сокрушаясь о погибели Джатаю, отпрыск Аруны поведал, что ты находишься в обители Раваны, о очаровательная дева! Слова Сампати возвратили нас к жизни, удовлетворенность наша была безграничной. В след за ним мы покинули Глава 31 - «Рамаяны» гору Виндхья и пришли на сберегал океана. Наисильнейшее волнение вновь обхватило обезьян, от всей души жаждавших отыскать тебя, когда они узрели открытое море. Но я смог развеять печаль рассеянной армии обезьян Глава 31 - «Рамаяны». От их ужаса не осталось и следа, когда я одним прыжком преодолел четыреста миль над морем и ночкой вступил на Ланку, обитель бесов. Тут я увидел Равану и тебя, преисполненную горем, о идеальная Глава 31 - «Рамаяны» дева! Я сказал для тебя все, о богиня, сейчас настал твой черед гласить! Я посланник отпрыска Дашаратхи и пришел к для тебя во выполнение воли Рамы. Знай, что я министр Глава 31 - «Рамаяны» Сугривы, отпрыск бога ветра! С твоим властелином Какутстхой, величайшим посреди героев, носящих орудие, всё благополучно, также как и с Лакшманой, чье тело отмечено подходящими знаками. Младший брат Рагхавы оказывает уважение старшим и хлопочет о Глава 31 - «Рамаяны» благе собственного властелина. Я пришел сюда по приказу Сугривы, и сделал это путешествие один. Изменив собственный вид, я изучил южные земли. Всем сердечком желая отыскать тебя, я находил тебя всюду. С Глава 31 - «Рамаяны» известиями о для тебя я по милости бога смогу развеять печаль сонмов обезьян, скорбящих о для тебя; мой перелет через океан не будет напрасным. Я завоюю славу, обнаружив тебя, о богиня, и Глава 31 - «Рамаяны» могущественный Рагхава немедленно повстречается с тобой, убив Равану, царя бесов, его отпрыской и родственников. На горе Мальяват, самой высочайшей посреди гор, о Ваидехи, живет мой отец Кесарин. Послушливый воле божественных мудрецов Глава 31 - «Рамаяны», в один прекрасный момент он удалился в Гокарну, принадлежавшую властелину рек, и в том божественном месте убил беса Самвасадану. Меня родила жена Кесарина, о Маитхили, имя мое Хануман. Весь мир знает о моих Глава 31 - «Рамаяны» подвигах. Чтоб вызвать у тебя доверие, я обрисовал для тебя добродетели твоего государя. В какой-то момент, о богиня, Рагхава обязательно заберет тебя отсюда. Речи Ханумана полностью уверили Ситу. Лицо Глава 31 - «Рамаяны» ее засияло от радости, она выяснила в Ханумане посланца Рамы и позволила, чтоб слезы потоком покатились из ее глаз с густыми темными ресничками. Нежное лицо большеглазой девы с красными очами светилось, как луна, освободившаяся Глава 31 - «Рамаяны» из плена Раху. Поверив, что мортышка, которую она лицезреет, – совсем не сон, она пошевелила мозгами: «Разве могло быть по другому?» Хануман опять обратился к прелестной деве:

– Я сказал для тебя все, чтоб ты Глава 31 - «Рамаяны» поверила мне, о Маитхили! Что я ещё могу сделать тебе, чем повеселить тебя, до того как я покину Ланку? Я родился у Ваю, о Маитхили, когда в битве с могущественными мортышками Глава 31 - «Рамаяны», состоявшейся по воле небесных мудрецов, умер бес Самвасадана; и хотя я мортышка, я не уступаю ему в доблести!


Глава 36

Сита расспрашивает Ханумана


Могущественный отпрыск Паваны, Хануман, желая укрепить доверие Ситы, вновь обратился к Глава 31 - «Рамаяны» ней с уверениями:

– О везучая царевна, я, мортышка, посланец дальнозоркого Рамы; посмотри на это драгоценное кольцо, на котором выгравировано твое имя! О богиня, его отдал мне благородный герой, чтоб ты поверила моим Глава 31 - «Рамаяны» словам. Мужайся, пусть фортуна сопутствует для тебя! Близок конец твоим страданиям! Джанаки, взяв драгоценное кольцо, украшавшее руку ее властелина, преисполнилась радости, как будто увидела его самого. Ее нежное лицо с большенными Глава 31 - «Рамаяны» очами светилось, как будто луна, вырвавшаяся из плена Раху. Зардевшись от счастья, она с благодарностью поглядела на величавую мортышку и произнесла:

– О наилучший посреди обезьян, мужественный, доблестный и ловкий, ты один Глава 31 - «Рамаяны» просочился в этот город Раваны. С восхитительным упорством ты преодолел четыреста миль над океаном, обителью большенных монстров, как будто это лужица размером с телячье копытце. Ты необыкновенная мортышка, о лев посреди лесного Глава 31 - «Рамаяны» народа, так как не трепещешь от испуга и не благоговеешь перед Раваной. О наилучший посреди обезьян, ты достоин общения со мной, так как Рама, познавший себя, выбрал тебя своим посланником. Непременно, непобедимый Рама Глава 31 - «Рамаяны» послал тебя ко мне, до этого убедившись в твоей доблести. К счастью, с добродетельным и правдивым Рамой, так же как и со известным Лакшманой, радостью Сумитры, все благополучно, но если Какутстха не Глава 31 - «Рамаяны» ведает заболевания, как он ещё не испепелил землю огнем собственного гнева, который подобен огню в час ликвидирования мира? Эти два героя способны укротить богов, но они бездействуют; потому, я думаю, страданиям моим нет конца Глава 31 - «Рамаяны»! Неуж-то Рама не обеспокоен, неуж-то положение мое не терзает ему сердечко? Собирается ли королевский отпрыск высвободить меня? Грустен ли он и озабочен? Не утратил ли он видения конечной цели? С Глава 31 - «Рамаяны» прежней ли стойкостью и силой духа он исполняет собственный долг? Я думаю, Шри Рама держится политики примирения и даров по отношению к союзникам и, жаждя победы, дарует подарки, наказывает и Глава 31 - «Рамаяны» сеет семечки раздора посреди противников. Выказывает ли он размещение к друзьям и пользуется ли их доверием? Скажи, союзники его пользуются хорошей славой и почитают его? Пробует ли королевский отпрыск умилостивить богов Глава 31 - «Рамаяны», в молитвах ли черпает он своё могуществе и фортуну? Не разлюбил ли меня Рама в разлуке со мной? Высвободит ли он меня из этого небезопасного положения? Не сломила ли неудача этого героя, привыкшего Глава 31 - «Рамаяны» к радости и счастью, до этого не ведавшего горя? Получал ли он добрые вести о Каушалье, Сумитре и Бхарате? Либо Рагхава, достойный почитания, сокрушается в горестной разлуке со мной? Задумывается ли Глава 31 - «Рамаяны» он, как спасти меня? Может быть, Бхарата, преданный собственному брату, отправит за мной величавую армию во главе с опытнейшеми генералами? О славная мортышка, собирается ли везучий правитель Сугрива прийти мне на помощь Глава 31 - «Рамаяны», ведя за собой сонмы доблестных обезьян, готовых пустить в ход свои острые зубы и когти? Геройский Лакшмана, удовлетворенность Сумирты, качественный вояка, убьет бесов своими стрелами? Увижу ли я, как Рама орудием Рудры сразит Равану на Глава 31 - «Рамаяны» поле битвы вкупе с его друзьями и родственниками? Золотистый лик Рагхавы, благоухающий запахом лотоса, не утратил сияния под бременем несчастья, подобно лотосу, выброшенному из воды на палящее солнце? Остается ли Глава 31 - «Рамаяны» верен собственной цели этот герой, во имя праведности без сожаления отрекшийся от трона и вкупе со мной пешим удалившийся в лес? Ни к папе, ни к мамы, ни к кому бы то ни было Глава 31 - «Рамаяны» не испытывал он таковой любви, как ко мне. Я живу, только пока слышу о нем. В надежде услышать о возлюбленном государе, чарующая дева смолкла. Выслушав сладостные и исполненные глубочайшего смысла Глава 31 - «Рамаяны» слова Ситы, беспредельно доблестный Марути уважительно сложил перед нею ладошки и отвечал:

– О именитая царевна, лотосоокий Рама не знает, что ты тут, и поэтому до сего времени не высвободил тебя подобно Глава 31 - «Рамаяны» Пурандаре, освободившему Сачи. Услышав от меня, где отыскать тебя, он не замедлит явиться сюда вкупе со собственной величавой армией обезьян и медведей. Своими страшными стрелами покорив безграничный океан, обитель Варуны, Какутстха освободит город Ланку от Глава 31 - «Рамаяны» всех бесов. Если сама погибель, боги либо могущественные бесы попробуют преградить ему путь, он убьет их. О царевна, в разлуке с тобой Рама разбит горем, он не знает покоя, как будто Глава 31 - «Рамаяны» слон во власти льва. О богиня, я клянусь для тебя горами Мандарой, Малвой, Виндхья, Меру и Дардура, всеми фруктами и кореньями, что скоро ты узреешь красивое лицо Рамы, его чарующие глаза, губки, подобные Глава 31 - «Рамаяны» плодам бимба, и сверкающие, как восходящая луна, серьги. Скоро ты узреешь Раму на горе Прасравана, о Ваидехи, который подобен Шатакрату, восседающему на слоне Айравате. Воздерживаясь от плоти и медового вина, Рама Глава 31 - «Рамаяны» поддерживает свою жизнь лесными фруктами, кореньями и одичавшим рисом, с любовью приготовленным Лакшманой, вкушая, как это обычно делают аскеты, вечерами, в 5-ый период денька (* денек делится на 5 периодов: утро, до полуденные Глава 31 - «Рамаяны» часы, полдень, часы от пополудни до заката и вечер). Поглощенный идеями о для тебя, он не замечает садящихся на него мух, насекомых и червяков. Погруженный в мемуары, потерянный от горя, он полностью Глава 31 - «Рамаяны» занят размышлениями о для тебя. Рама, наилучший из людей, не ведает сна, но стоит ему в изнеможении замкнуть глаза, как он начинает звать ласковым голосом: «О Сита!» Где бы он ни Глава 31 - «Рамаяны» увидел фрукты, цветочки либо что-то, драгоценное женскому сердечку, он вздыхает: «О моя дорогая любовь!» О богиня, этот принц непрестанно зовет тебя со слезами на очах: «О Сита!» Что он только ни делал, пытаясь отыскать Глава 31 - «Рамаяны» тебя! Сита счастлива была слушать о славе Рамы, но мучения его причиняли ей боль, и поэтому лицо ее напоминало осеннюю луну, которая то пряталась за темным облаком, то вновь зияла на небосклоне Глава 31 - «Рамаяны».


Глава 37

Сита отрешается идти с Хануманом


Луноликая Сита обратилась к Хануману со словами, исполненными благочестия и рассудительности:

– О славная мортышка, ты говоришь, что Рама поглощен мемуарами обо мне и пребывает во власти горя Глава 31 - «Рамаяны», схожем нектару с ядом. Находясь в зените славы и могущества либо в пучине печали, человек остается арестантом погибели с ее веревкой на шейке. Никому из живущих не дано избежать Глава 31 - «Рамаяны» судьбы, о расчудесная мортышка, взгляни, как я, Рама и Самитри утопли в печали! Как осколки корабля, плавающие в воде, напрасно пробуют прибиться к берегу, так и Рагхава пробует положить конец своим несчастьям Глава 31 - «Рамаяны». Уничтожив бесов, сразив Равану и разорив Ланку, неуж-то мой властелин увидит меня опять? Поторопись сказать ему, что до конца этого года я приговорена к погибели. На данный момент уже десятый месяц Глава 31 - «Рамаяны», и осталось ещё два – это срок, назначенный мне злостным негодяем Раваной. Брат его Вибхишана напористо просил его высвободить меня, но он не удостоил внимания его опытные слова. Равана не желает слышать о Глава 31 - «Рамаяны» моем освобождении, так как погибель ждет его, и он, влекомый судьбой, идет ей навстречу. О вояка, Кала, старшая дочь Вибхишаны по требованию собственной мамы сказала мне об этом. Есть старенькый и надежный бес по Глава 31 - «Рамаяны» имени Виндха, мудрейший, добродетельный, разумный и великодушный, которого Равана очень почитает. Он предрекает неизбежную смерть бесов от руки Рамы, но грешный негодяй третирует его хорошими советами. О наилучший посреди обезьян, я надеюсь Глава 31 - «Рамаяны» на скорую встречу с Рамой, так как сердечко мое чисто, а добродетель Рамы беспредельна. Он терпелив, мужествен, сердоболен, признателен, энергичен и силен, о Хануман. Какой неприятель не затрепещет перед ним, без помощи Глава 31 - «Рамаяны» брата сразившем четырнадцать тыщ бесов в Джанастхане? Бесы не сумеют победить этого льва посреди людей, я знаю о его силе, как Сачи знает о могуществе Индры. О Хануман, Рама, выпуская бессчетные Глава 31 - «Рамаяны» стрелы, как будто солнце в нимбе лучей, иссушит озеро агрессивных бесов! Преисполненная горя Сита обливалась слезами, вспоминая о Раме, и Хануман произнес ей:

– Как я встречусь с Рагхавой, он сразу поторопится сюда во Глава 31 - «Рамаяны» главе могущественной армии медведей и обезьян! Либо может быть мне на данный момент же высвободить тебя из рук бесов и освободить от всех несчастий? Забирайся мне на плечи, о идеальная Глава 31 - «Рамаяны» дева, и я перелечу через океан. Воистину, я могу унести весь город Ланку вкупе с Раваной. Я доставлю тебя Рагхаве прямо на гору Прасравану, о Маитхили! Сейчас же ты узреешь Раму, неразлучного Глава 31 - «Рамаяны» с Лакшманой, готовящегося сразить противников, подобного Вишну, уничтожающему Даитьев. На той одинокой горе ты узреешь могущественного героя, всем сердечком жаждущего встречи с тобой, подобного Пурандаре на голове царя змеев. О красивая богиня Глава 31 - «Рамаяны», взойди мне на плечи, не медли, навеки воссоединись с Рамой, подобно Рохини, неразлучной с Шашнакой, Сачи – с Индрой либо Саваршале – с Солнцем. По воздуху я преодолею океан! О красивая, позволь мне унести тебя отсюда, никто Глава 31 - «Рамаяны» на Ланке не сумеет угнаться за мной. Я вернусь так же, как прилетел сюда, по небу неся тебя на собственных плечах. Маитхили затрепетала от радости и произнесла Хануману:

– Ты вправду Глава 31 - «Рамаяны» надеешься пронести меня настолько величавое расстояние, о Хануман? Это выдает в для тебя обезьянью натуру! Ты таковой небольшой, но надеешься перенести меня к моему государю, властелину людей, о мортышка? Слова эти задели Ханумана, и Глава 31 - «Рамаяны» он поразмыслил: «Это 1-ое оскорбление, причинившее мне боль! Ваидехи не знает о моей доблести и силе. Она должна узреть, что я могу по желанию принимать хоть какое обличье!» И известный Глава 31 - «Рамаяны» герой, сокрушающий собственных противников Хануман, стал перед Ситой в собственном настоящем виде. Желая захватить доверие Ситы, он спрыгнул с дерева и стал возрастать в размерах. Хануман стал громаден, как гора Меру Глава 31 - «Рамаяны» либо Мандара, шерсть его напоминала горящую жаровню. С медно-красным лицом, твёрдыми как алмазы когтями и зубами, огромный как гора этот лев посреди обезьян стоял перед царевной Видехи. – Я могу с корнем Глава 31 - «Рамаяны» вырвать Ланку со всеми ее горами, лесами, полями, дворцами, валами и воротами, и уж тем паче вкупе с ее монархом! – прогремел он. – Потому соберись духом, о царевна, и не медли, о Ваидехи! Иди Глава 31 - «Рамаяны» и развей скорбь Рагхавы и Лакшмана! Дочь Джанаки, чьи глаза напоминали лепестки лотоса, смотря на отпрыска ветра, который в один момент перевоплотился большого как гора гиганта, произнесла:

– О могущественная мортышка, сейчас я вижу твою Глава 31 - «Рамаяны» силу, быстроту полета, которой ты равен ветру, и сияние, ослепительное, как огнь. Разве могла рядовая мортышка достигнуть этой земли, затерявшейся в бескрайних просторах океана? Я знаю, что ты можешь Глава 31 - «Рамаяны» забрать меня отсюда и унести прочь, но, о наилучший посреди обезьян, я должна поразмыслить, благоразумно ли это. Не считая того, надлежит ли мне идти с тобой? Ты летишь с головокружительной быстротой ветра, и Глава 31 - «Рамаяны» я могу свалиться с твоих плеч, когда ты будешь лететь высоко над океаном. Я упаду в океан, полный акул, крокодилов и циклопических рыб и здесь же жертвой этих монстров. Я не могу Глава 31 - «Рамаяны» идти с тобой, о покоритель противников, и для тебя тоже угрожает большая опасность. Когда бесы увидят, как ты уносишь меня, они начнут преследовать тебя, послушливые приказу Раваны, и, окруженный теми вояками Глава 31 - «Рамаяны», вооруженными копьями и булавами, ты, неся даму, подвергнешься величайшему риску, о герой! Отлично вооруженные, тучи бесов погонятся за тобой, невооруженным. Как ты остановишь их и защитишь меня? Ты будешь биться с теми Глава 31 - «Рамаяны» страшными демонами, о славный Хануман, а я, окутанная ужасом, невольно соскользну с твоей спины. Ужасные, большие и могущественные бесы одержат над тобой верх, о потрясающая мортышка. Повернув голову, пока ты будешь биться, я упаду и Глава 31 - «Рамаяны» злостные бесы унесут меня прочь и доставят назад, либо вырвав меня из твоих рук они растерзают меня. Неизвестен финал схватки, окончится он победой либо поражением! Если я умру от Глава 31 - «Рамаяны» угроз бесов, о наилучший посреди обезьян, все твои усилия высвободить меня окажутся напрасными. Ты опытный вояка и храбро расправляешься с демонами, но слава Рамы омрачится либо бесы вновь похитят меня и уже ни мортышки Глава 31 - «Рамаяны», ни Рама не сумеют меня найти. Тогда и все твои пробы спасти меня окажутся напрасными, но если ты приведешь Раму, это принесет величайший фуррор. О могучерукий вояка, от меня зависят жизни Рагхавы, его Глава 31 - «Рамаяны» 2-ух братьев и царя Сугривы. Утратив надежду разыскать меня, два брата, измученные горем и волнением, совместно со всеми медведями и мортышками расстанутся с жизнью. О славная мортышка, более того Глава 31 - «Рамаяны», всецело преданная собственному государю, я не смогу прикоснуться ни к кому, не считая Рамы. Я была беспомощна, когда Равана схватил меня, безо всякой защиты, и поболее не обладала собой. Если Рама придет уничтожить Равану и Глава 31 - «Рамаяны» всех бесов и заберет меня отсюда, это будет подвиг, достойный его! Я слышала о величавых подвигах этого героя и сама была их очевидцем – нет Раме равных на поле брани ни Глава 31 - «Рамаяны» посреди богов, ни посреди нагов, ни посреди бесов! Кто осмелится стать перед Рамой, сопровождаемом Лакшманой, подобно огню на ветру, до этого лицезрев его в сражении с расчудесным луком в руках, как будто Индра, украшенного Глава 31 - «Рамаяны» доблестью и силой? О наилучший посреди обезьян, кто сумеет противостоять Раме и Лакшману, которые напоминают слонов, пьяных соком Мада и выпускают стрелы, как будто лучи солнца в час ликвидирования миров? О Глава 31 - «Рамаяны» наилучший посреди героев, поскорее приведи сюда моего единственного возлюбленного и Лакшмана совместно с властелином обезьян! В разлуке с Рамой я истерзана горем, о доблестный Хануман, осчастливь же меня вновь!




glava-32-starejshaya-palochka-novosti-sprosil-tot-chto-bil-povishe.html
glava-32-volchya-svadba.html
glava-326-drakonokrilij-kostyanoj-tigr.html