ГЛАВА 32. ВОЛЧЬЯ СВАДЬБА

Краса девицы была неброской. Лицо у нее было обычное и открытое, русые волосы заплетены в тугую косу, а глаза припухли от слез. Женщина покачала головой и грустно произнесла:

- Для чего ты взял ведро?

По голосу ребята узнали певунью.

- Да я не насовсем. Мы только жеребца покормить желали. Извините, что я ГЛАВА 32. ВОЛЧЬЯ СВАДЬБА взял без спросу. Жеребец у нас голодный скакать отрешается, - оправдывался Петька.

- Не ведра и не зерна мне жалко, а вас горемычных. Ведь не деревня это, а логово волкодлавов, здесь ничего трогать нельзя. А если до чего докоснешься, так волкодлавы за много верст почуют чужих. Чу, слышите, уже ворачиваются ГЛАВА 32. ВОЛЧЬЯ СВАДЬБА.

Издалека донеслось конское ржание и гул бубенцов. Кто-то играл на гармошке, раздавались хохот и пение.

Петька желал подсадить Дашу на жеребца, но сейчас двоедушник вздыбился и стукнул копытом о пустое ведро. Петька сообразил, что если жеребца не накормить, он никуда не поскачет.

- Не кручиньтесь, я научу вас, как от ГЛАВА 32. ВОЛЧЬЯ СВАДЬБА волкодлавов уйти, - произнесла женщина.

Петька оценивающе поглядел на неожиданную ассистентку. Он осознавал, что тут со всеми нужно держать ухо востро, но этой фермерской девице почему-либо поверил. Женщина скороговоркой заговорила:

- Они как явятся, так вас на свадебный пир зазывать станут и без того, чтобы вы с ними застолье разделили, вас ГЛАВА 32. ВОЛЧЬЯ СВАДЬБА ни за что не отпустят.

Не упорствуйте, на все соглашайтесь, приглашение принимайте. Только, скажите, что вам с дороги помыться нужно. Пускай, дескать, нам жена прислужит. Я явлюсь вам прислужить и скажу, что далее делать. А на данный момент побегу, чтобы меня с вами не видали, да не заподозрили чего.

Женщина ГЛАВА 32. ВОЛЧЬЯ СВАДЬБА бегом кинулась в избу.

Меж тем к деревне подъехал свадебный поезд, ровно тринадцать телег с бубенцами. Люди радостные, наряженные. Лошадки лентами украшены. На первой тележке жених в суконном зипуне. На голове фуражка с залихвастским заломом, с боку цветок приколот. Рядом с женихом сват, чин по чину ГЛАВА 32. ВОЛЧЬЯ СВАДЬБА, полотенцем через плечо перевязан. С ними же и дружка, да гармонист на гармони наяривает. По всему видно, радостный люд.

- Неуж-то это волкодлавы? - недоуменно шепнула Даша.

- Не знаю. Вроде непохоже. Люди, как люди, - пожал плечами Петька.

Веселая кавалькада тормознула. Прибывшие пососкакивали с телег и окружили ребят.

- Никак к нам ГЛАВА 32. ВОЛЧЬЯ СВАДЬБА гости пожаловали? - произнес жених, обойдя малышей кругом. Глас его звучал приветливо. Лицо было прекрасным: брови густые вразлет, нос точеный, из-под фуражки черные кудряшки выбиваются. Тонкие губки повсевременно улыбались, только глаза были жесткими и прохладными.

- Воспринимай гостеньков дорогих, дружка!

Юный юноша соскочил с тележки и, отвесив поклон, произнес:

- И то правильно. У ГЛАВА 32. ВОЛЧЬЯ СВАДЬБА нас сегодня большой денек. Мы всем миром пирком, да за свадебку!

Его слова были встречены общим смехом и улюлюканьем.

- Не откажите, гости дорогие, примите наше приглашение, ю продолжал дружка, суетясь вокруг деток.

- Хорошо, - кивнул Петька. - Только мы желаем помыться с дороги, и чтобы нам жена прислуживала.

- А и лес ГЛАВА 32. ВОЛЧЬЯ СВАДЬБА у нас ввысь дном, а и свадьба ввысь торманом. Можно и жену в прислужницы, - засмеялся жених.

Под смех и визг гулкая гурьба повела Петьку с Дашей к перекосившейся избенке. Через черные сени ребята прошли в горенку. Бревенчатые стенки светлицы потемнели от времени, а где-то их ГЛАВА 32. ВОЛЧЬЯ СВАДЬБА проела плесенью сырость. От нагого земельного пола тянуло холодом. Даша поежилась. Двое ряженых, кривляясь и куражась, принесли большой кувшин с водой, да битый перебитый таз.

- Вы помойтесь, отдохните, да не шибко тяните. А позже будет у нас свадебка, не ужаснее, чем у людей: со свахой, со сватом, будет свадьба богатой ГЛАВА 32. ВОЛЧЬЯ СВАДЬБА, - засмеялись они, отвесили шутовские поклоны и выбежали на улицу.

Когда дверь за ними захлопнулась, ребята вздохнули с облегчением.

- Шебутные какие-то, - покачал головой Петька.

- Жениха лицезрел? Сам смеется, рот до ушей, хоть завязочки пришей, а глаза злющие, как у волка. Да у их у всех такие, - поморщилась Даша.

- Пошто ГЛАВА 32. ВОЛЧЬЯ СВАДЬБА до свадебки ко мне пожаловали?

Ребята вздрогнули от неожиданности. Рядом с ними стояла певунья, непонятно как показавшаяся в пустой светлице.

- Так вы нам посодействовать обещали, обучить, как отсюда убежать, - напомнил Петька.

- Неужто ты мне поверил? - саркастически спросила жена.

"Вот это да! Неуж-то околпачит?" - пронеслось в голове у Петьки, а ГЛАВА 32. ВОЛЧЬЯ СВАДЬБА женщина продолжала:

- Я вот думку задумывалась, ну и передумала. Али не знаешь, что тому, кого волкодлав хоть единожды поцеловал, веры нету?

Петьку обхватило сразу отчаяние и злоба на себя, не мог же он так ошибиться!

- Что бы вы ни гласили, а я знаю, что вы с ними не за ГЛАВА 32. ВОЛЧЬЯ СВАДЬБА одно. У вас глаза не такие, как у всех. В вас злости нету, - выпалил он.

- Выходит, ты мне веришь? - удивленно произнесла жена.

Петька до боли сжал кулаки. Несколько секунд, показавшихся ему вечностью, он в упор смотрел на даму, а позже твердо произнес:

- Верю.

Женщина вскрикнула и отшатнулась, в ГЛАВА 32. ВОЛЧЬЯ СВАДЬБА смятении прикрыв рот ладонью, а позже ринулась перед Петькой на колени.

- Эй, для чего это? Встаньте! Что у вас здесь за привычки, чуток что все на колени бухаются, - растерявшийся в конец Петька поднял жену с колен.

- Так ты ведь освободитель мой. Много годочков я тебя ожидала, все глазоньки повыплакала, уж ГЛАВА 32. ВОЛЧЬЯ СВАДЬБА не чаяла, что придешь, - произнесла женщина.

- Вы меня, наверняка, с кем-то перепутали, - замотал головой Петька.

ю Может да, а может и нет, только за веру твою, я вам, как смогу, пособлю. От волкодлавов убежать тяжело. На земле они людьми были, только жили неправедно. Те, кто женщин крадет да силком ГЛАВА 32. ВОЛЧЬЯ СВАДЬБА заставляет замуж идти, позже волкодлавами становятся. Правду ты произнес, что глаза у меня другие. Не вина на мне лежит, а неудача. Волкодлавы меня силком утащили на волчью женитьбу. С того времени я с ними и мыкаюсь.

- А почему вам от их не убежать?

- И рада бы, отбивалась, да не ГЛАВА 32. ВОЛЧЬЯ СВАДЬБА в те когти попалась. Нежели деньком убегу, ночь меня вспять ворочает. Нет моей душе успокоения, и лежит на мне заклятие. Если меня кто верой отогреет, получу я избавление, и увезет меня Перевозчик на тот сберегал на покой от нескончаемой муки. Вот почему я тебя избавителем именовала ГЛАВА 32. ВОЛЧЬЯ СВАДЬБА. За доверие твое отплачу сполна. Слушайте меня пристально, а то время у нас меряно, минутки считаны. Как выйдете отсюда, будут волкодлавы шутовскую женитьбу играть. Глядите, не удивляйтесь и слова поперек не гласите. За пир садитесь, но не ешьте, не пейте, все под стол кидайте. Нежели вы хоть кусок съедите ГЛАВА 32. ВОЛЧЬЯ СВАДЬБА, хоть глоточек выпьете, то по этому куску, да по глоточку они вас где хочешь сыщут, за своим кусочком придут, ни деньком, ни ночкой в покое не оставят. От их тогда нигде не схоронишься.

- А ну если они увидят, что мы не едим? - спросила Даша, которая пробовала тайком от бабушки скармливать ГЛАВА 32. ВОЛЧЬЯ СВАДЬБА кашу Шарику и помнила, как ей позже за это досталось.

- Не увидят. Вы питье, да угощение перекрестите, да поплюйте через левое плечо трижды, они в упор будут глядеть, подливать да потчевать, а ничего не увидят. Как сходбище очень навеселе будет, с мест повскакивает, да все "Горько" орать зачнут, здесь уж ГЛАВА 32. ВОЛЧЬЯ СВАДЬБА не теряйтесь. Как начнет меня жених в губки целовать, вы жеребца седлайте, да гоните во весь опор, поэтому как в это время в их волкодлавы наружу выходить станут, и в сей миг они вроде как слепые и глухие ко всему. Так что бегите, что есть сил.

Только успела ГЛАВА 32. ВОЛЧЬЯ СВАДЬБА женщина последние слова вымолвить, как в дверь звучно забарабанили.

- Ну что гостеньки, заждались мы уже. Жену снарядите, вперед посадите, а нам ворота отворите!

Жених сапогом выбил дверь и произнес:

- Авторитетная будет у нас свадьба с заезжими гостями, - в очах его сверкнул злой огонек, но он здесь же рассмеялся и оборотился ГЛАВА 32. ВОЛЧЬЯ СВАДЬБА к жене. Что, невестушка! Вот для тебя родня, да подружки для нашей пирушки.

Несколько парней обрядились в дамские платки и встали около жены, а какой-то из них визгливым голосом запричитал:

- Торгую не лисицами, не куницами, не атласом, не бархатом, а торгую девичьей красотой. На загадки идешь ГЛАВА 32. ВОЛЧЬЯ СВАДЬБА, аль на золоту казну? - обратился он к жениху.

- На силушку молодецкую! - расхохотался жених и, расшвыряв ряженых, подпрыгнул к жене, ухватив ее за косу и поволок на улицу, а оттуда в хлев.

Даше было так жаль бедную даму, что глаза ее заполнились слезами. Петька прочно сжал ее ладошку, а жена, обернувшись ГЛАВА 32. ВОЛЧЬЯ СВАДЬБА, чуток приметно улыбнулась и палец к губам приложила, чтобы Даша молчала.

- Вы не обессудьте, поп у нас в разъездах, так что мы по-своему венчанье справим, - кривлялся дружка.

Гулкая масса ввалилась в хлев. Там на перекосившемся ящике лежали две темные свечки, да два заржавелых обруча от маленьких кадушек ГЛАВА 32. ВОЛЧЬЯ СВАДЬБА. Около ящика ряженый в шутовском наряде поджидал жениха с женой. Юные подошли к ряженому, тот надел им на головы заржавелые обручи, как будто венцы, подал в руки свечки и обратился к жениху:

- Согласен ли ты взять в супруги эту девушку?

- Я-то согласен, - запанибратски кивнул жених.

- А согласна ли ты, девушка ГЛАВА 32. ВОЛЧЬЯ СВАДЬБА, взять в супруги этого хорошего молодца? льстиво проблеял ряженый.

Ни словечка жена не произнесла, а жених схватил ее за волосы, косу на руку намотал, и, дернув изо всех сил, рассмеялся:

- А и согласна, и не согласна - все одно. Моя будет!

Его слова были встречены всеобщим гиканьем и кликами. В этот ГЛАВА 32. ВОЛЧЬЯ СВАДЬБА миг огнь свечки в руке девицы заколебался и погас, а обруч свалился с головы жениха и покатился по полу.

Жених, усмехаясь, недобрым взглядом буравил бедную даму.

- А почто свеча у тебя загасла, душенька? Чай, недолго для тебя жить после свадебки? А и венец с меня свалился ГЛАВА 32. ВОЛЧЬЯ СВАДЬБА, укатился - знать, мне вдовствовать. Может, ты уйти, убежать от собственного суженого возжелала? От меня в могиле не спрячешься! - загоготал он.

- Ну, что ж, сейчас, когда у юных все слажено, просим всех на пир-угощение! - воскликнул дружка. - Тащится, несется сахарное яство на золотом блюде, перед князя юного, перед тясяцкого, перед сваху княжую ГЛАВА 32. ВОЛЧЬЯ СВАДЬБА, перед огромного вельможи, перед весь княжий полк!

С смехом и гиканьем все направились во двор, где - когда успели накрыть? - уже ожидало угощение. На что деревня была худенькая, а угощение - не по деревне. Чего только не было на столах! Петька взглянул на сестренку и строго отдал приказ:

- Дашка ГЛАВА 32. ВОЛЧЬЯ СВАДЬБА, ничего не ешь!

- Я, Петенька, у их ни за что есть не буду. Для чего они нашу жену оскорбляют? - гордо вскинув голову, произнесла Даша.

Сев за стол, малыши сделали все, как повелела жена. Пищу, питье перекрестили, за левое плечо поплевали, и при первой же способности выплеснули все под стол и стали потихоньку ГЛАВА 32. ВОЛЧЬЯ СВАДЬБА сбрасывать туда кусочки. На удивление хозяева ничего не замечали, знай, подливали пенистое вино.

- Пей, чтоб курочки велись, а пирожки не расчинивались!

Только Петька выливал стакан вина на землю, а ему уж наливали 2-ой. Здесь Даша неудобно выплеснула брагу прямо на колени дружке. Черное пятно расползлось по штанине. Даша в ГЛАВА 32. ВОЛЧЬЯ СВАДЬБА страхе зажмурилась, Петька затаил дыхание, но дружка и глазом не моргнул, как будто ничего не вышло. Как ни в чем ни бывало, он продолжал потчевать:

- Быть на свадьбе, да не быть пьяну - порочно.

У Даши отлегло от сердца. Свадьба гуляла, пока все порядком не осоловели. Вдруг гости разом повскакивали ГЛАВА 32. ВОЛЧЬЯ СВАДЬБА с мест и заорали:

- Ой, горько вино! Горько!

Петька с Дашей, не теряясь, вскочили с лавки. Жених схватил жену и долгим поцелуем приник к ее губам. В тот же миг люди на очах у ребят стали крючиться и биться, как будто в припадке. Их лица обростали густой сероватой ГЛАВА 32. ВОЛЧЬЯ СВАДЬБА шерстью, изо ртов вылезали острые клыки, длинноватые когти прорезались из скрюченных пальцев. Руки и ноги преобразовывались в волчьи лапы. Стоял стршный душераздирающий вой.

Петька с Дашей, не помня себя, что есть ног кинулись к амбару, где стоял их жеребец. Сейчас двоедушник не стал выказывать собственный норов, а покорливо погрузился ГЛАВА 32. ВОЛЧЬЯ СВАДЬБА и подставил седокам спину. Петька мигом подсадил Дашу, а позже сам с необыкновенной прытью вскочил в седло. Он обернулся последний раз и увидел, что жена тоже стала обращаться в волка, но вдруг шерсть с нее спала, и она в длинноватом белоснежном саване пошла прочь.

- Жена уходит! Сбегает навечно ГЛАВА 32. ВОЛЧЬЯ СВАДЬБА! - прохрипел жених, но здесь его губки свела судорога. Воздух прорезал пронизывающий вой. Волки кинулись за женщиной, но ее как будто отделяла от их невидимая преграда. Лицо девицы было размеренным и бесстрастным. Движения - неуловимы. Она исчезала в одном месте и здесь же появлялась в другом. Она шла, смотря впереди себя ГЛАВА 32. ВОЛЧЬЯ СВАДЬБА невидящим взглядом. Ее ожидал Перевозчик.

Упустив даму, волки бросились за детками.

Двоедушник взвился и рванул с места. Петька слышал, как от рывка что-то хрустнуло, но он не мог обернуться и поглядеть, что случилось. Вцепившись в поводья, он пришпоривал жеребца.

- Ну резвее, миленький! - в исступлении орал Петька.

- Коник ГЛАВА 32. ВОЛЧЬЯ СВАДЬБА, родненький, пожалуйста, быстрее! - вторила брату Даша.

Волчья свора неслась по пятам.


glava-36-depressivnie-rasstrojstva.html
glava-36-krugovie-korporacii.html
glava-36-pavshij-angel-glavi-1-8-pervaya-chast-ceredina-dekabrya-2012-glavi-9-19-vtoraya-chast-28.html